Юльч
вечная музыка...
Жил-был старый-престарый балкон. Построили его так давно, что ни один из самых старых обитателей не знал когда это было. И возможно только прабабушки этих прабабушек и прадедушки этих прадедушек знали, когда это случилось.
А балкон тем не менее жил и очень даже неплохо. Отличался он остальных ста тысяч балконов города тем, что был открытый. Без решеток. Без пластика. Просто свободный балкон. Он был самый последний такой, потому что его обитатели ничего не боялись. Ни воров. Ни холода. Ни жары. Ни того, что их дети нечаянно упадут. Не боялись, что люди будут принимать их за психов и чудаков(ведь все люди в этом городе уже давно закрыли балконы). Нет. Они не боялись ничего.
И на балконе зимой лежал снег. Весной на него капала вода с сосулек, свисающих с крыши. Летом его грело жаркое солнце и птицы сидели на его перилах. Осенью его омывал дождик и падающие листья создавали ковер на полу этого балкона. Он был свободен. И очень стар. Очень-очень. Уже были видны трещины и сам он еще держался с домом, но все-таки слабее, чем раньше.
А жителей его это не пугало. Они были достаточно молоды, но и достаточно стары. Жили в свое удовольствие. Были открыты и добродушны всему живому на Земле и не чаяли души в друг друге. Если у них и были дети, то уже давно выпорхнули из родительского гнезда и полетели искать свою жизнь.
Каждый день начинался с того, что пританцовывая они выходили на балкон, здоровались с ним, с миром и улыбались солнцу.
И однажды в такое же солнечное утро, как в дни сотворения мира, они вышли на балкон. И увидели, что балкон вот-вот умрет.
Посмотрев друг другу в глаза, они вспрыгнули на перила балкона и пустились в пляс. Каких только танцев в это утро не было станцовано на перилах балкона! Здесь были и первобытные пляски у костра, истинные как рождение, и испанские танцы, страстные, как бой, и зажигательная джига, и размашистая присядка, и яркий хоровод, и таинственные танцы Востока, и безудержные танцы цыган, и плавные, наполненные величием танцы в замках на балах, и чудные движения индейцев, и чувственные латино-американские, и различные вальсы и еще многие и многие….
Танцевали они долго, полностью отдаваясь танцам. И вот они наконец-то добились, чего хотели - балкон начал медленно отрываться от дома. Падать. Со скрипом. Очень медленно.
Он взглянул ей в глаза. Лишь на мгновение коснулся ее губ. И они, держась за руки, прыгнули вниз. За ними вслед рухнул их балкон.
Они летели в бесконечность и даже не заметили как перешли грань. Они летели в звезды, среди них, в них, везде. Смотрели друг на друга и улыбались. А вслед за ними попевала странная дымка. Тот самый балкон.
А на Земле возле места падения уже столпились любопытные зеваки и удивленно рассматривали среди обломков балкона два бездыханных тела, держащихся за руки.